Усть-Миасс

Курганская область, Каргапольский район

Мы - дети военных лет
 
 
…Когда началась Великая Отечественная война, я была еще совсем ребенком. Не понимала, что происходит, почему все плачут. Смутно помню, как провожала отца - Мартьянова Александра Дмитриевича и еще трех моих дядей. Можно сказать, из одной семьи четыре мужчины ушли на фронт и не вернулись.
Тогда все старшие были в поле и на ферме (время было военное). Каждый день, круглые сутки по нашей улице ехали подводы. А я стояла у окна и смотрела на все это, не понимая, что происходит. Женщины и дети плакали, а мужчины молчали. Все они шли и ехали по моей улице на фронт.
Село и дома пустели. Все осиротели, мы сразу повзрослели. Сразу все куда-то исчезло: и еда, и одежда. В доме стало темно и холодно. Мать по ночам плакала. А мы убегали к бабушке, которая жила на краю деревни. Она кормила нас, чем могла. Мы боялись оставаться дома одни.
Потом потихоньку все немного успокоились. Ждали писем от своих отцов с фронта. Женщины собирались у кого-нибудь и вместе читали письма, если кому-то они приходили. Радовались и плакали вместе. Все старались выжить, помочь друг другу. Я помню, моя бабушка Татьяна Григорьевна Мартьянова пекла для фронта какое-то печенье, вязала варежки и носки.
В деревне не было врача. Так люди сами себя лечили. Когда мой брат вывихнул ногу, я повезла его на санках к бабушке Самсоновне. Она быстро привела ногу в порядок. Однажды я обварила лицо кипятком, его заговорила мне бабушка Агафоновна. Да так зашептала, что даже шрама не осталось. От испуга и еще каких-то болезней лечила бабушка Настаться. Она всегда возвращалась из леса с корзиной грибов или ягод, а на поясе висели пучки разных трав.
Я вот думаю, что выжить нам помогло, в основном, озеро Караульное и бор. Я считаю их святыми местами. Мы ребятишки, гурьбой бежали в лес, как только сойдет снег. Собирали все, что можно есть. А в озере взрослые ловили рыбу и кормили нас.
Но вот пришло время, война закончилась. Помню, как к нам в окно постучала соседка и сказала маме: "Мария, говори: слава Богу, война кончилась!!!" Мать заплакала, и мы тоже. От радости и горя. На отца уже пришла похоронка, пропал без вести. В 1942г мы получили от него письмо, написанное наспех карандашом. В нем он сообщил, что готовятся к переправе через Днепр. Если живой останется, то после боя напишет. Но больше писем не было. Мы еще надеялись, что он живой.
В тот день 9 мая прошел дождь. Прямо по лужам бежали люди, некоторые плакали. Все были рады. Бежали к сельскому Совету. А там уже было деревенское начальство. Начали митинг. Мужики принесли охотничьи ружья и произвели торжественный салют.
И вот стали возвращаться воины-победители. Все с замиранием сердца ждали их. А мы с подружками бежали на край деревни, где стояли кругом высокие тополя. Здесь в канаве целый день ждали своих отцов. Увидев издали, что кто-то идет, начинали спорить, чей это отец. Когда человек подходил ближе, мы разочарованно смотрели на него. А потом убегали домой. Но сколько мы ни сидели, так и не дождались своих отцов.
Подрастая, по силе помогали колхозу. Пололи картошку, пшеницу, заготовляли ветки для овец. Было очень трудно, но никто с работы не уходил, потому что по окончании работы нам давали кусочек хлеба. До дома его не доносили, тут же съедали.
Вот так и стали взрослыми. А теперь я приезжаю каждый год в свою деревню - село Усть-Миасское. Похожу по улицам, побываю на кладбище. А оно, ухоженное такое, везде оградки, почти на каждом памятнике фотографии. Получается, что вся деревня на опушке леса, все переселились сюда.
 
 
З.Кузнецова (Мартьянова)
(газета "Сельская правда" от 22 марта 2005г №34)
 

 
 
 
Это было неповторимое время
 
 
Моей бабушке Кате (Екатерине Петровне Шкаликовой) 74 года. Я горжусь ей и хочу рассказать о юных годах моей бабушки.
В 1941 г, 26 июня, моя бабушка, воспитанница Черепановского детдома, приехала в деревню Красная Заря . Сейчас этой деревни нет, остались только одни высокие тополя, напоминающие о том, что когда-то здесь жили люди.
Началась война. Все мужчины ушли воевать на фронт, остались в деревне только женщины и дети, старшие и подростки, среди которых была и моя бабушка. Все крестьянские работы выполнялись женскими руками.
Они работали на полях и фермах с раннего утра и до поздней ночи. Женские и детские руки не знали отдыха.
За первую уборочную страду бабушке Кате и всем женщинам выдали 70 кг пшеницы, 30 -овса, 20 - сливочного масла, 15 кг льняного масла. Это для них было радостной неожиданостью.
Следующие военные годы для бабушки и всех сельчан были голодными. Всё, что они производили, шло на фронт. Сами же они ели жмых, стряпали хлеб-лепешки из листьев боярышника, выискивали скарлык. В зимнее время после работы по вечерам собирались в клубе: пряли шерсть, вязали носки, рукавицы, тёплые свитера. За этим занятием пели песни. Готовые вещи высылали воинам в посылках. После приходили ответы с благодарностями. Вместе читали письма с фронта, плакали от боли за воинов.
Позднее бабушку направили в школу ФЗО в Курган учиться на каменьщика.
Закончив школу ФЗО, бабушка работала на заводе на строительстве кирпичных цехов.
 
9 мая 1945г объявили долгожданную весть: кончилась война. Все выбегали на улицу из домов, радовались, обнимались, плакали от счастья и пережитого горя. В этот же день бабушка вечером вернулась в родную деревню. Там она продолжала работать, выполняя крестьянскую работу в поле и на ферме.
С войны вернулись мужчины, но все равно вся трудная крестьянская в колхозе работа лежала на женщинах. Ещё долго на полях и на ферме все делали вручную, впрягали в упряжку быков, коней. Но работали с песней, радовались каждому прожитому дню, первым успехам, победам. Были все счастливы, верили в прекрасное будущее своё и детей.
Свой трудовой путь бабушка закончила в 1981г, но еще нет-нет да и заскучает без колхозной работы и вместе с подругами-пенсионерками идут помогать в страду на элеватор. Вспоминают за работой опаленную войной, но счастливую свою молодость.
__________________________________________________________________________________

 
 Н.Шкаликова
 
 
 
 
 
У войны не женское лицо. 
 
 
 
 Блокадница Мурган Вера Павловна
 
 
 
Я никогда героем не была,
Дыша одним дыханием с Ленинградом,
Я не ждала ни славы, ни награды.
Я не геройствовала, я жила.
(О.Бергольц)
 
 
В годы своего детства она перенесла много тягот и невзгод, страха и голода, неимоверных ужасов войны, ведь она была там. В блокадном Ленинграде. Воспоминания не оставляли ее до последнего дня своей жизни.
 
Из воспоминаний В.П.Мурган: "Наша семья - семья Агаповых: мама, папа, 2 старших брата и я проживали в Ленинграде. Когда началась война, отец сразу ушел в ополчение, воевать против немцев. С каждым днем войны становилось все тяжелее, ну а когда началась блокада, ко всем бедам добавился еще и голод. Мама получала карточки, по которым нам давали хлеба, выстаивая в длинных очередях, с отметкой номера на руке. Чтобы получить 125 граммов черного, слипшегося кусочка хлеба в виде раскатанной лепешки, в очередь нужно было вставать в 3 часа ночи. Но эта лепешка хлеба была спасением между жизнью и смертью. Наступившая зима принесла стращные морозы -40,-41 градус. Участились бомбежки днем и ночью. Наша мама тяжело заболела. Я навсегда запомнила, как она, ослабевшая от голода и болезни, отдавала нам свой хлеб в надежде, что мы будем живы. Мама умерла. Очень хорошо запомнилось окончание блокады. Нас детей отправили на барже из Ленинграда. Было очень страшно, когда переправлялись через Ладожское озеро, кругом бомбили немцы и некоторые баржи были затоплены. Нам с братьями повезло, мы остались живы. Прибыв в место назначения, нас стали делить на группы для отправления дальше. Меня посадили в теплушку и отправили в детский дом в Горьковскую область. Своих братьев я больше никогда не видела. Когда мы ехали в теплушке, многие дети, обессилевшие от голода, болезней умирали, и взрослые вынуждены были выбрасывать их тельца прямо на ходу поезда, так как поезд останавливался очень редко. Мне и здесь повезло: я выжила. И началась моя жизнь в детдоме. Когда подросла, стала искать своих братьев, много писала и в Ленинград, и в другие места. Но ответы приходили отрицательные. Так не стало моей семьи, я осталась одна".
 
 Воспитанники Шалдежинского ддома. Май 1952г         В.П. Агапова (Мурган)_1         В.П.Агапова (Мурган)_2 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 Парунина Галина Игнатьевна.

1923 года рождения. На фронт попала в 1943 году и до окончания войны, т.е. до 1945года. Службу проходила на Ленинградском фронте. Была телефонисткой, ранений не имела. По воспоминаниям родственников Галины Игнатьевны: приходилось трудно, часто обрывалась связь и ползком надо было восстановить. Кругом рвутся снаряды, однажды подползла к оборванному проводу. Рядом солдат без ноги, нога вместе с сапогом далеко отброшена. Страшно было, но понимали, надо воевать, гнать фашистов.

 Г.И.Парунина во время войны Орден Отечественной войны II степени Знак  Г.И.Парунина в 2010г

 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 

 

        Рейтинг@Mail.ru